Зачем ТРИЗ производству?

Сроки сжаты, а конкурентная борьба на этом рынке достаточно мощная. Нам надо быстро генерировать новые решения, запускать прототипы, добиваться максимальной производительности тех образцов, которые движут товарные группы, надо видоизменять имеющиеся модели и, таким образом, уходить от конкурентов. Безусловно, менеджеры могут пытаться выиграть в конкурентной борьбе за счет управленческих решений, но этого недостаточно, если “технари” не борются на ниве проектирования, не ищут новые пути, которые позволят экономить средства и предоставлять новые возможности заказчикам.

Стартом ТРИЗа условно считают 1956 год, именно тогда Генрих Саулович Альтшуллер опубликовал свою первую статью в журнале “Вопросы психологии”, где изложил основоплагающие тезисы будущей дисциплины. На самом деле ТРИЗ (как бы ее не называли) могла бы появиться и раньше, если бы ее главный идеолог – Генрих Альтшуллер не попал в сталинские лагеря (он был реабилитирован лишь в 1954 году). И второе, если бы люди, которые создавали оборонную мощь страны в период второй мировой войны, могли бы заняться развитием подобной теории. Например, известно, что Михаил Кошкин – конструктор танка Т-34, активно применял функционально-идеальное свертывание в своих работах (это один из ключевых подходов современной ТРИЗ). Михаил Ильич гнал новейший по тем временам танк из Харькова в Москву, после чего уже не смог продолжать работу. А жаль… Ведь помимо своего изобретения, заложившего основы отечественного танкостроения на годы вперед, у него был разработан свой собственный метод конструирования, прообраз ТРИЗ. Кошкин активно использовал принципы ТРИЗ, хотя, конечно, он ее так не называл.

Или, например, Роберто Бартини, эмигрировавший из Италии в СССР, где впоследствии стал известным авиаконструктором. Он использовал определенную систему “методологического проектирования”. Однако о своих методах он не распространялся массам, в силу повышенной секретности своих разработок. В 1941 году дальние бомбардировщики, построенные на основе прототипов, созданных Р. Бартини, бомбили Берлин. Видимо, великие теории, когда до них “дорастает” человечество, будоражат разные умы. Но должен наконец найтись кто-то, кто все соберет и оформит в единую систему, а затем, сбросив “строительные леса” со своего великого творения, явит его обществу во всей красе и великолепии... В конце концов, это сделал Генрих Саулович Альтшуллер. В 56-м году он опубликовал статью о технологии творчества. Ее не хотели брать отраслевые издания, в итоге она была опубликована в журнале «Вопросы психологии». Иными словами, ТРИЗ, как система, сформировалась под влиянием задач, которые должны были быть блестяще решены в короткий срок в условиях военного времени. Так что появление подобной системы именно в нашей стране неслучайно. 

В то время положение в стране было такое, что конструктора работали в режиме многозадачности, необходимо было создавать конструкторские решения, искать новые идеи и воплощать их в условиях жесткого ограничения ресурсов (“ресурсное мышление” в противовес “затратному мышлению” - еще одна общеизвестная “фишка” ТРИЗ). Так и родилась теория решения изобретательских задач, которая изначально служила системой для нахождения решений в производстве.

Если посмотреть на современную Россию, то можно увидеть некоторое сходство с ситуацией, возникшей в середине прошлого века. Сегодня в промышленность, а особенно в оборонную отрасль, начали вкладывать деньги. Ситуация в мире кардинально меняется, и нужно на нее оперативно реагировать - причем, также, как в середине прошлого века, новые, прорывные идеи приходится искать в условиях ограниченности ресурсов.

После 20-летнего “анабиоза” нашей промышленности, когда советская школа была, как казалось многим, безнадежно утрачена и ТРИЗ существовала лишь за счет энтузиастов, к ней снова стали обращаться. Санкции подтолкнули нас к тому, что у нас начали работу проекты по импортозамещению. Это касается многих сфер: гидравлики, микроэлектроники, робототехники, автоматизации... Все то, что покупали за границей, мы снова учимся создавать сами. И снова сроки сжаты, а конкурентная борьба на этом рынке достаточно мощная. Нам надо быстро генерировать новые решения, запускать прототипы, добиваться максимальной производительности тех образцов, которые движут товарные группы, надо видоизменять имеющиеся модели и, таким образом, уходить от конкурентов. Безусловно, менеджеры могут пытаться выиграть в конкурентной борьбе за счет управленческих решений, но этого недостаточно, если “технари” не борются на ниве проектирования, не ищут новые пути, которые позволят экономить средства и предоставлять новые возможности заказчикам.

Руководители предприятий ставят все новые задачи перед технологами: снижение брака, финансовых затрат, энергоресурсов, повышение скорости. Конструктора стремятся к повышению функциональности изделий и к снижению затрат на их производство. Только время ограничено, и создавать быстро новые решения затруднительно. А времени на разработку дается все меньше! Тенеденция к ускорению очевидна. Но если в бизнесе это ускорение - обычное дело, то, например, для оборонного комплекса это задача, которая возникла недавно. Да, деньги на “оборонку” стали поступать нешуточные, но все же, не такие, какие выделяют на подобные цели США, где бюджет просто несопоставим с нашим. И нам в этих условиях надо делать вещи, которых нет на Западе! Без мощной системы проектирования это сделать нельзя. Чудес не бывает.

Предприятия повсеместно вводят системы менеджмента качества и управления производством (6Sigma, Бережливое производство, добиваются соответствия стандарту ISO 9000). Все эти системы используют философию постоянных улучшений. Однако, когда возникают противоречия (а противоречия неизбежны, если мы ставим улучшения на поток), то эти системы не могут решать их быстро и эффективно - они просто не обладают соответствующей методологией. И лишь ТРИЗ позволяет решать противоречия быстро, причем, имеющимися ресурсами, не привлекая дополнительные средства или привлекая их в минимальном объеме.

Мы сейчас находимся в тех условиях, когда надо все делать быстро, но денег, времени и сил просто нет. Что делать? Использовать ТРИЗ, как это делали М.И Кошкин, Р. Бартини. В современной промышленности, в оборонной отрасли полно задач, которые поможет решить ТРИЗ. Многие руководители оборонных предприятий отмечают, что ситуация непростая. ряд руководителей оборонных предприятий жаловались нам, что они теряют государственные контракты из-за недостаточной патентной активности. Руководство обеспокоено. Как заставить существующие кадры что-то изобретать? Упрашивать? Затавлять изобретать? Можно, конечно, заставить людей работать больше, но можно ли заставить их работать умнее? ТРИЗ поможет решить эту проблему, ведь она действительно способна помочь найти новые идеи.

К слову, явно недооцененная в России ТРИЗ нашла немало почитателей на Западе, оценивших ее по достоинству. Крупные предприятия по всему миру используют данную систему для решения своих задач. Это может показаться странным, тем более, есть альтернативы сугубо западного происхождения - например, дизайн-мышление, теория ограничения систем. Все эти методы помогают найти решения, но они не работают с противоречиями, что называется, “вглубину”. Американцы, китайцы и европейцы признают, что в этом плане ТРИЗу нет замены сейчас и в будущем не просматривается. Например, в компании «Samsung» ТРИЗ стала настоящей корпоративной религией!

Мы разработали и проводим трехмесячный практический курс ТРИЗ. Его особенность в том, что каждый участник обучения решает свою производственную задачу в процессе курса, прикладывая к ней различные инструменты ТРИЗ и получая обратную связь от группы и от преподавателя. В конце курса предусмотрена защита проекта.

 

 

Статья опубликована на портале "Курс дела". 


Комментарии

Читайте также

Показать больше записей