В современном, быстроменяющимся мире, знания стремительно устаревают и этот тренд неумолим – с каждым годом устаревание знаний происходит все быстрее. Обычно о ТРИЗ говорят применительно к технике, но для начала я приведу пример из менеджмента. Недавно провел небольшое исследование и обнаружил, что с 60-х годов 20 века в мире сменилось как минимум шесть систем продаж на В2В-рынке, причем три последние системы – в течение семи последних лет!

В науке дела обстоят не лучше. Недаром в последнее время в обиход вошел термин «полураспад научных знаний». В результате изучения публикаций в журналах Physical Review, представляющих разные области физической науки, выяснилось, что половину публикаций перестают цитировать в среднем через 10 лет, а в ядерной физике — уже через 5 лет. Период полураспада книги (в смысле цитирований) составляет в физике около 13 лет, в экономике — 9,4 года, в математике — 9,1 года, а в истории и психологии — и вовсе около 7 лет. Охотно верю в эти цифры.

Так вот, если знания стремительно устаревают и скорость потери их актуальности стремительно растет, при этом, доступ к информации упрощается, то вам и все факторы, провоцирующие интерес к ТРИЗ. Да, есть еще один важный фактор – автоматизация рутинных операций. Любые вычисления сегодня автоматизированы, в мире созданы как простые программы вроде ставшего классикой XLS, более специализированные вроде MATLAB так и мощные программные комплексы с возможностью обработки данных на суперкомпьтерах.  Если не удалось отмоделировать процесс дифференциальными уравнениями – не беда, есть программы, работающие в логике численных методов. Они справятся с вычислениями огромных массивов данных.

В результате получается, что рутинные операции никому не придет в голову исполнять вручную, конкурентная гонка уходит в область нахождения сильных идей, с чем компьютеры пока не справляются (вот только не надо рассказывать про искусственный интеллект. ИИ – это  важнейшее достижение человечества, в результате разработки ИИ мы получили способность программ к самообучению, но искусственный интеллект лишь увеличивает простор для творчества человеку, работая в рамках жестких алгоритмов, коих сегодня придумано пять). При этом, когда мы генерируем идеи, способные резко повысить эффективность нашей деятельности, так называемые сильные идеи, мы пользуемся знаниями, а знания стремительно устаревают.

Что мы имеем в сухом остатке? Рутинные операции по большей части автоматизированы, знания продолжают играть ведущую роль в генерации идей, являясь их опорой (на пустом месте сильные идеи не образуются), но при этом знания быстро устаревают. Зато доступ к ним упрощается. Предполагается, что через 10 лет стоимость хранения единицы информации будет дешевле в сто раз!

То есть, запрос на качественные, работоспособные идеи будет только расти! Попробуем представить наши рассуждения в виде схемы:

Рис. Область применения ТРИЗ в современной деловой среде.

 

Из схемы видно, что информационный фонд постоянно технологизируется посредством Internet, технологизируются и рутинные операции, из которых человек все более выдавливается и его труд заменяется машиной. Но процессы, обведенные пунктирным кружочком до сих пор находятся на неописуемо низком уровне, создавая мощное ограничение в развитии бизнеса и общества. На это постоянно указывал Г.С. Альтшуллер в своих работах – творчество должно стать управляемым процессом, и альтернативы этому нет! Ни алгоритмы, ни растущий информационный фонд с постоянно совершенствующимися алгоритмами обработки данных не могут заменить процесса генерации сильных, годных для внедрения идей. Креативные задачи бизнеса до сих пор решает человек, и никакой альтернативы этому не предвидится.

Да, еще об искусственном интеллекте. Он заменит многие рутинные операции программирования и разработки типовых конструкций, расчеты которых подвергаются жесткой алгоритмизации. Но заменить процесс творчества ИИ долго еще будет неспособен. Еще долгие годы эта область будет всецело принадлежать человеку, правда, год от года творческие задачи будет смещаться во все более высокие слои, нижестоящие же слои же будут мигрировать в слой «рутинных операций». Это движение неоспоримо. Так вот, вопрос стоит следующим образом – нужно ли как-то технологизировать процесс решения креативных задач, творческий процесс, если его в полной мере нельзя подвергнуть автоматизации? Ответ очевиден – кто это сделает, тот получит неоспоримый выигрыш в конкурентной гонке, ибо процесс решения креативных задач является полноценным компонентом разработки и внедрения инноваций, несмотря на развитие алгоритмов машинного обучения (ИИ), роста производительности вычислительных систем и совершенствование алгоритмов автоматизации рутинных операций.

 

©  Материал из книги А.П. Кожемяко «ТРИЗ. Решение бизнес-задач».


Комментарии

Читайте также

Показать больше записей